Мухаммад Абдо: муфтий-масон

2013-03-25 15:59:00
Мухаммад Абдо: муфтий-масон

Мухаммад Абдо (полное имя – Мухаммад ибн ‘Абдух ибн Хасан Хайралла), известный египетский реформатор и общественно-политический деятель, родился в 1849 г. в Западном вилайете Египта, в семье туркмена и арабки из племени Бану ‘Удай.

Детство мальчика прошло в маленькой египетской деревушке под названием Махалля Наср, расположенной в провинции Бухейра (расположенной на севере Египта в западной части дельты Нила). С десяти лет он начал посещать школу. Он несколько раз отказывался от учебы, разочаровавшись в методах современного ему преподавания, однако отец снова возвращал его на место учебы. Когда Мухаммад повзрослел, отец отправил его на учебу в исламский колледж суфийского шейха Саида Бадави при мечети "Ахмади", в Танту (город в Египте, столица провинции Гарбийя в центре дельты Нила). Но юноше вскоре наскучила учебная программа "Ахмади", и, не проучившись и одного года, пятнадцатилетний Мухаммад решает бросить учебное заведение и заняться сельским хозяйством. Такое решение привело к конфликту с отцом, и молодой Абдо ушел из дому, найдя приют у своих родственников.

Страсть к наукам Абдо вернул некий шейх Дервиш Худар, находившийся под влиянием учения сануситов, которые выступали за возврат к чистоте веры, свойственной первым десятилетиям ислама. Он стал для юноши духовным наставником, образцом благочестия и нравственного совершенства. Именно по совету шейха Дервиша Мухаммад вернулся в колледж.

Через некоторое время Абдо переезжает в Каир и поступает в общемусульманский центр традиционного образования и наук того времени – университет ал-Азхар, в стенах которого Мухаммад Абдо провел 12 лет – до 1877 г. Попав в столицу, деятельная натура Абдо не дает ему сосредоточиться исключительно на образовании, и он активно включается в политическую жизнь столицы. Особенно этому способствовало знакомство в ал-Азхаре с известным общественно-политическим деятелем, идеологом панисламизма Джамал ад-Дином ал-Афгани (1839-1897), который собрал вокруг себя либеральных молодых интеллектуалов, сторонников идей европейского Просвещения и реформирования ислама в духе этих идей.

Будучи близким другом и соратником ал-Афгани, Абдо вслед за своим учителем вступил в основанную англичанами масонскую ложу "Звезда Востока". Кроме Абдо и ал-Афгани членами этой ложи были и другие представители национальной элиты: будущий хедив (вице-султан Египта), а тогда еще наследный принц Тауфик, премьер-министр Египта Шериф-паша, министр финансов и будущий премьер-министр Египта копт Бутрус-паша Гали и часть интеллигенции. Вступление в масонство Абдо объяснял так: "В Европе целями масонской ложи являлась борьба с врагами знания (науки) и свободы – правителями и католическими папами. Теперь же эта цель достигнута, знание и свобода достигли совершенства. Это великая цель. Потому что главной причиной развития Европы является именно это".

После окончания ал-Азхара, в конце 1877 г. Абдо был назначен преподавателем в государственном колледже Дар ал-‘Улум. В это же время он читал курс лекций в ал-Азхар, посвященных этике и политологии.

Вскоре Тауфик-паша по рекомендации тогдашнего премьер-министра Рийад-паши назначает Абдо на должность редактора газеты "Египетские ведомости" ("ал-Вакаи‘ ал-Мисриййа"), которая становится рупором реформаторски настроенной интеллигенции. Абдо вводит в газете рубрики для статей литературного, социального и экономического характера. Возглавив школу журналистики при газете, Абдо внес большой вклад в становление современной арабской публицистики, литературы и литературного языка. В "ал-Вакаи‘ ал-Мисриййа" Абдо опубликовал ряд разоблачительных статей, критиковавших существовавшую на тот момент в Египте систему образования. Вскоре выступил с инициативой организации совета при Управлении образования. В 1880 г. вышел высочайший указ об организации этого совета, членом которого и был назначен Абдо. Спустя год, в 1881 г., Абдо был назначен на должность директора Департамента печати Египта. Но тут стремительному взлету карьеры Мухаммада Абдо помешали непредвиденные события.

9 сентября 1881 г. патриотически настроенные офицеры, возглавляемые выпускником ал-Азхара полковником Ораби-пашой, подняли восстание, потребовав отставки проанглийски настроенного премьер-министра Рийад-паши. Тауфик-паша, не готовый к такому повороту дел, удовлетворил все требования восставших. Премьер-министром Египта, к полному удовлетворению либеральной оппозиции и ее лидеров, среди которых был и Мухаммад Абдо, стал Шериф-паша. Однако лидеры армейской оппозиции во главе с Ораби-пашой и суфийские шейхи не захотели половинчатых решений и потребовали полного изгнания из Египта колонизаторов, в результате чего лидеры либеральной оппозиции были оттеснены от активной политической деятельности.

В 1882 г. восстание было подавлено английским корпусом генерала Уолси, многие участники восстания были арестованы, заключены в тюрьму или сосланы. За свое, пусть и незначительное, участие в восстании был выслан из Египта и Мухаммад Абдо.

Находясь в ссылке, Абдо сперва отправился в Ливан, где он в основном занимался разработкой новой методики преподавания. В школе Султания, куда он был приглашен в качестве лектора, обучались студенты разных вероисповеданий. Так, среди них были сунниты, шииты, друзы, христиане и иудеи. Основным педагогическим приемом Абдо в этой школе была лекция, материал которой он составлял, опираясь на различные учебные пособия. Другой особенностью его педагогической деятельности в Сирии является индивидуальный подход к каждому отдельно взятому студенту. Одновременно с этим Абдо занимался переводом книги своего учителя ал-Афгани "Ответ безбожникам" с персидского языка на арабский.

После Ливана Абдо направился в Париж, где он вместе с ал-Афгани основал тайное общество "ал-‘Урва ал-вуска" ("Наикрепчайшая связь" – один из эпитетов ислама), а также выпускал газету с одноименным названием, целью которой было распространение реформаторских идей среди мусульман. Но свет увидело только 18 выпусков газеты, и последний номер был опубликован 16 октября 1884 г.

В конце 1883 г. генеральным консулом Великобритании в Египте был назначен Эвелин Бэринг (впоследствии за деятельность в Египте ему был пожалован титул 1-го лорда Кромера), который был сторонником "скрытого протектората", заключавшегося в том, что британские советники, формально находясь в тени, фактически правили Египтом. Под страхом немедленного увольнения любой египетский чиновник был обязан выполнять любое требование британского советника или "консультанта". Лорд Кромер придерживался мнения, что для эффективного правления, следует привлечь на свою сторону национальную элиту, дав ей возможность зарабатывать деньги благодаря сотрудничеству с колониальной администрацией. Поэтому с самого начала своей деятельности он постарался склонить к сотрудничеству деятелей национального египетского движения. Под давлением лорда Кромера, хедив Египта Тауфик-паша разрешил Мухаммаду Абдо в 1888 г. вернуться из эмиграции. Как писал сам лорд Кромер в своих воспоминаниях "Современный Египет": "…Добродушный Тауфик, действуя в соответствии с британским давлением, простил его, и сделал его судьей". Вскоре между лордом Кромером и Абдо установились дружеские отношения, что сперва вылилось в назначение Абдо главой административного совета ал-Азхара (в 1888 г.), а затем и муфтием Египта (в 1899 г.).

На посту главы административного совета ал-Азхара Абдо начал реформы в системе преподавания. В полном объеме радикальная реформа ал-Азхара, запланированная Мухаммадом Абдо предусматривала изменение структуры университета (Абдо планировал объединить ал-Азхар и колледж Дар ал-‘Улум), его программ и методики обучения, расширение штата, создание специализированных факультетов, введение новых курсов по светским предметам, увеличение количества студентов до пятисот человек и так далее.

Абдо предложил организовать комитет по возрождению университета ал-Азхар, состоящий более чем из 30 ученых. Данное предложение было осуществлено, а сам реформатор стал членом этого комитета. Однако председателем был назначен шейх Салим ал-Башари, придерживавшийся консервативных взглядов, и потому в полном объеме реформы, которых так жаждал Мухаммад Абдо, не были осуществлены. Однако благодаря усилиям Абдо в ал-Азхаре появились медпункт и аптека, аудитории начали освещаться газовыми лампами, появился зал для ритуального омовения.

Абдо считал, что для полнокровного развития педагогики необходимы следующие составляющие:

1) Использование времени с пользой;

2) Умение красиво и доступно преподать материал, научиться обосновывать свое мнение, опираясь не на таклид, а на фактические доказательства. Эти два первых составляющих для начала должны были применяться только в отношении исламских наук, а затем распространиться и на светские;

3) Изучение европейских наук.

В полной мере реализовать свои реформаторские устремления Абдо смог уже находясь на посту муфтия Египта с 1899 по 1905 гг. Наибольшую известность приобрела его фетва (религиозное заключение), в которой Абдо разрешил делать вклады в банки и получать с них ссудный процент, что ранее, согласно Корану, было запрещено как риба (ростовщичество). Однако Абдо настаивал, что банковские вклады и получение с них процента не относится к категории риба. Фактически этой фетвой Абдо узаконивал деятельность египетских финансистов, а впоследствии – и организацию национальных банков. В других своих фетвах Абдо разрешал мусульманам носить европейскую одежду и позволял мусульманам заниматься скульптурой и живописью.

Умер Мухаммад Абдо от рака 11 июля 1905 г. в возрасте пятидесяти шести лет.

Подытоживая кратко взгляды Мухаммада Абдо, можно выделить несколько основных моментов. Прежде всего, следует отметить, что деятельность Мухаммада Абдо оказала серьезное влияние на исламский мир. Его идеи (и идеи его учителя и друга Джамал ад-Дина ал-Афгани) легли в основу модернистского движения (представленного, прежде всего, движением "Братья-мусульмане" и их сателлитов), суть которых заключалась в попытке переосмыслить роль иджтихада (практики самостоятельного выведения правовых норм на основе первоисточников) в жизни мусульман и их взаимодействии с западной цивилизацией, противостояние с которой, по мнению модернистов, исламский мир проиграл из-за своей приверженности традиции.

Однако, пытаясь найти выход из ситуации отставания исламского мира от Запада, модернисты и, в частности, Абдо, которого за его проанглийскую позицию называли самым большим англофилом среди египтян, по сути, воспринимали западную цивилизацию как объект для подражания, тот эталон, к которому следует стремиться. Мухаммад Абдо призывал учиться у Запада, овладевать новыми достижениями науки, права, государственной организации. "Мусульмане не могут жить в изоляции, они должны быть вооружены тем, чем вооружены другие", – писал Абдо. "Мы обязаны изучать практику других религий и государств для того, чтобы раскрыть секрет их прогресса. Наш первейший долг состоит в том, чтобы распространять научные достижения в нашей стране". По мнению Абдо и следующих за ним модернистов, основной преградой на пути прогресса является таклид – следование религиозным авторитетам исламской истории. Абдо даже выступал за отказ от таклида и сложившихся религиозно-правовых школ суннизма (мазхабы), издавал фетвы, противоречащие суннизму. Взгляды Абдо на принципы государственного устройства исламского государства (халифата) были заимствованы им из европейских политических концепций.

Наиболее отчетливо противостояние Абдо с традиционализмом проявилось в его отношении к суфизму. Несмотря на то, что на начальном этапе своей общественно-политической деятельности Абдо увлекался учением суфиев (что выразилось в написании в 1874 г. "Трактата о мистическом вдохновении", посвященного изложению доктрины крупнейшего средневекового суфия Ибн ‘Араби), привлекавшего его своей нравственной стороной, требованием нравственного самосовершенствования, обретения внутренней веры и критическим отношением к внешней религиозности, со временем, во многом под влиянием ал-Афгани, Абдо занял антисуфийскую позицию, выступая против характерного для суфизма почитания святых (аулия) и веры в караматы. Находясь на посту директора Департамента печати Египта, в 1882 г. Абдо запретил издание известного трактата Ибн ‘Араби "Мекканские откровения", посчитав его "вредным для широкой публики".

Однако Абдо, отрицая таклид, упускал из внимания, что это, якобы "слепое" следование старым мнениям авторитетов, вовсе не совершался с закрытыми глазами, а всегда был связан с личным выбором, за кем из авторитетов правовой школы можно последовать, и в каком вопросе, и иджтихад никогда не прекращался, а часто практиковался в рамках своего мазхаба.

К сожалению, до сегодняшнего дня интеллектуальное наследие Мухаммада Абдо недоступно украино- и русскоязычному читателю, что не дает возможности в полной мере сложить представление об истинных взглядах этого реформатора, жившего в непростой период исламской истории.

Автор: Денис Брилев, специально для ИА УММА
Новости партнеров
Loading...
Join
загрузка...
Ищите нас в соцсетях
Join
загрузка...