Суфий-миротворец: Кунта-Хаджи Кишиев

2014-03-03 12:16:00
Суфий-миротворец: Кунта-Хаджи Кишиев
Кунта-Хаджи Кишиев - ru.wikipedia.org

Кунта-Хаджи Кишиев – человек, принесший ислам ингушам, и до сегодняшнего дня остающийся самым почитаемым у чеченского и ингушского народов. Но, при этом, сведения о жизни и личности Кунта-Хаджи очень скудные, и часто носят легендарный характер.

Родился будущий суфийский шейх в начале XIX в. в селении Исти-Сув и позднее с родителями перебрался в аул Илсхан-Юрт, расположенный в восточной части Чечни. Отца его звали Киши, мать – Хеди. Согласно преданиям, Кунта уже до рождения отличался от обычных детей. Младенцем он никогда не плакал по ночам, а когда его родители заглянули в колыбель, то увидели, как малыш поворачивает головку слева направо как в кадирийском зикре.

В других легендах рассказывается о том, что отец Кунта-Хаджи, Киши, любил молиться на вершине скалы. И однажды, когда в сумерках он подошел к скале совершить свой вечерний намаз, то услышал приветствующий его голос, произнесший: «Ас-саламу алайкум». На вопрос Киши об имени незнакомца, его родителях и откуда он родом, прохожий не пожелал отвечать. По мнению учеников Кунта-Хаджи, этим незнакомцем был пророк Хидр (Хызр), считающийся учителем многих суфийских шейхов.

Противоречивыми также являются легенды об образовании Кунта-Хаджи. С одной стороны, легенды утверждают, что он с раннего детства изучал религию под руководством выдающихся шейхов и улемов, обнаруживая при этом выдающиеся способности к учебе. В возрасте 12 лет он уже знал наизусть весь Коран как хафиз. С другой стороны, многие предания утверждают, что Кунта-Хаджи не получил никакого систематического обучения, был неграмотным и не знал иного языка кроме чеченского. Однако сохранившиеся письма Кунта-Хаджи свидетельствуют о его хорошем владении письменным арабским языком.

В 19 лет Кунта-Хаджи впервые совершил хадж, вернувшись из которого он начал активно проповедовать идеи суфизма, его кадирийской ветви. В отличие от последователей распространенного в Чечне тариката Накшбандиййа-Халидиййа, представителем которого был имам Шамиль, Кунта-Хаджи был противником идеи активного вовлечения суфия в мирские дела. При этом он не просто воздерживался от участия в мирских  делах, но отвергал политическую борьбу, в которой принимали активное участие накшбандийцы и их сторонники. Шейх считал, что мусульмане не должны вставать под власть русской колониальной администрации, но и не отвечать на нее насилием. «Что до учения улемов о том, что правоверные не должны якшаться с неверными и обязаны ограждать себя молитвой, то это воистину так...», – учил он.

мюридыКунта-Хаджи решительно осуждал не только связи мусульман с неверными, но и стремление к мирской власти и любые формы борьбы за нее. При этом, в своем стремлении сохранить горцев от уничтожения российскими войсками, Кунта-Хаджи занимал позицию, оппозиционную многим накшбандийским шейхам своего времени, которые считали, что под властью немусульманских правителей горцы перестают быть правоверными мусульманами. Кунта-Хаджи утверждал, что можно остаться мусульманином и под властью тиранов и неверных. Шейх полагал, что люди, попавшие под власть русских, не только не теряют веры и уважения единоверцев, но и возвышаются над ними в силу перенесенных страданий.

Известна легенда о том, как во время хаджа Кунта-Хаджи превозносил силу веры кавказцев перед мусульманами и учеными Хиджаза (Аравия): «В Мекке у Кунта-Хаджи спросили, где вера лучше – в Мекке, или в Дагестане. Кунта отвечал на то: «Что может быть лучше веры [мусульман] Дагестана». Мекканцы не согласились с этим: «Нет, наша вера сильнее, – говорили они, – в Мекке находится святыня Каабы, здесь родился наш пророк Мухаммад!». На это Кунта отвечал: «Вера в Дагестане сильнее, чем здесь, поскольку у вас тут только один Враг – шайтан, – а у нас трое: шайтан, неверные и мунафики. После этого люди Мекки согласились, что он прав».

Проповеди Кунта-хаджи о мире, братстве, поддержке обездоленных, сирот соответствовали общему настроению, душевному состоянию народа. Главными были идеи непротивления злу насилием, отказ от военных действий против царизма, призыв горцев к смирению и прекращению кровопролития и переходу к мирному укладу жизни. Шейх говорил: «Мне завещаны Аллахом только четки, я не буду брать в руки ни кинжал, ни ружье».

Миротворческая деятельность Кунта-Хаджи вызывала настороженность у царской администрации. 3 января 1864 г. по прямому указанию наместника Кавказа великого князя Михаила Николаевича Кунта-Хаджи был арестован вместе со своим братом Мовсаром и другими сторонниками. 6 января из крепости Грозный он был переведен во Владикавказ, затем полгода его содержали в тюрьме в Новочеркасске.

После ареста Кунта-Хаджи со всех аулов Чечни собрались его последователи, чтобы просить царские власти отпустить устаза. В ауле Герменчук собралось более трех тысяч зикристов, которые двинулись в Шали, где, по их мнению, удерживали Кунта-Хаджи, обратившись к властям с просьбой освободить устаза из-под ареста. Но российские власти в ответ двинули войска. 18 февраля 1864 г. произошло столкновение мюридов шейха с регулярной армией, получившее название «кинжального» боя – отчаявшиеся зикристы, бросив оружие, вооруженные только кинжалами и выполняя зикр, двинулись на царские батальоны, стоявшие в боевых порядках, и были встречены ружейным и артиллерийским огнем. В шалинской бойне погибло около четырехсот человек.

Из Новочеркасска Кунта-Хаджи был сослан в город Устюжино Новгородской губернии (ныне Вологодская область). Условия его жизни в Устюжино были крайне тяжелые. Сохранились письма Кунта-Хаджи из Устюжино, в которых он обращался со славами ободрения к своим сторонникам, к своей первой жене Седе. Судя по письмам, Кунта-Хаджи находился в ссылке в ужасающих условиях, страдая от нехватки одежды, болезни глаз (в ссылке известный суфий практически ослеп) и всего тела, недоедания (властями выделялось лишь 6 копеек в сутки кормовых денег).

Свой земной путь Кунта-Хаджи закончил через два года ссылки, 19 мая 1867 г. Но среди некоторых его последователей бытует убеждение, что он не умер и жив до сих пор. По мнению другой части его последователей, он ушел в Китай и там основал братство кунтахаджинцев. Наконец, существует мнение, что Кунта-Хаджи все-таки умер в России и что там находится его могила, известная небольшому числу его почитателей, которые ее посещают. Основная же часть последователей Кунта-Хаджи Кишиева совершают паломничество в Эртени (село Первомайское Веденского района Чечни), к месту захоронения его матери Хеди.

Что касается семьи суфия, то Кунта-Хаджи был дважды женат: его первой женой была Седа, от которой он имел сына Мовлу, а второй женой предание называет Жансари, сестру национального героя чеченцев Бейбулата Таймиева. После ареста Кунта-Хаджи Седа с сыном, как и многие его последователи, переселились в Турцию, спасаясь от преследований со стороны царских властей, а Жансари вернулась в свое село Нижний Курчали.

Сегодня тысячи последователей Кунта-Хаджи хранят память об этом великом сыне чеченского народа.

Автор: Денис Брилев, специально для ИА УММА
Новости партнеров
Loading...
Join
загрузка...
Ищите нас в соцсетях
Join
загрузка...